Сталинские репрессии

По следам судьбы моего поколения

Книга А. Войтоловской, главы из которой мы публикуем, охватывает цепь мытарств, которые пришлось ей преодолеть за 20 лет: лагеря, ссылки, собственные страдания и вот гл

Семнадцать лет в советских лагерях [litres]

Юная провинциалка Андре Сенторенс приезжает покорять Париж, где влюбляется в сотрудника советского посольства и выходит за него замуж.

«Спасская красавица». 14 лет агронома Кузнецова в ГУЛАГе [litres]

Появлению этой книги на свет предшествовали 10 лет поисков, изучения архивов и баз данных, возвращения имен, вычеркнутых в период советских репрессий.

Знайки и их друзья. Сравнительная история русской интеллигенции [litres]

Слово «интеллигенция» – русский латинизм, а само явление обладает ярко выраженной российской спецификой. Интеллигенцию в России традиционно оценивали по гамбургскому счету.

Махно. Полковая казна [litres самиздат]

Этой книгой автор начинает серию книг под общим названием «Махно». В данной книге переплелась судьба героев двух поколений.

Каменная ночь

Исследование британского историка Кэтрин Мерридейл посвящено сразу двум непростым темам – смерти и памяти, которые в случае России XX века не только тесно связаны друг с дру

Узел. Поэты. Дружбы. Разрывы. Из литературного быта конца 20-х–30-х годов

Эта книга о судьбах поэтов в трагические 30‑е годы на фоне жизни Москвы предвоенной поры.

Квадратное время [СИ]

Обычный студент, наш современник, в 1926 году. На его пути будет все: тяжелейшие испытания, схватки и погони, встречи с великими людьми, любовь и деньги.

Претерпевшие до конца. Том 1 [СИ]

ХХ век стал для России веком великих потерь и роковых подмен, веком тотального и продуманного физического и духовного геноцида русского народа.

Страницы

X